PICKUP.IN.UA







ЖЕНЩИНЫ:
Как следует знакомиться,
овладевать и обращаться с ними


В. А. Зарубинский


П.
Ну, признаюсь, выше и благороднее этого я ничего и вообразить не могу. Очаровательное создание! Повелительница моя!
Л.
Вы - мой повелитель.

ХИТРОСТЬ И РАСЧЕТ

Как видим, Паратов добивается своего с помощью одного лишь витийства: он не сулит ей деньги, как Вожеватов, не делает заманчивых предложений замужества, как Ка-рандышев, не обещает поездки в Париж, как Кнуров, обходится и без драматических эф-фектов английского люцифера Глостера, и без садизма испанского сатаниста Д.Гуана, и, тем не менее, он и не думает поступаться мужским достоинством, разговаривая с Ларисой. Наоборот, он постоянно проводит линию главенства мужчины и подчиненности женщины - единственно возможного соотношения между полами в этом заколдованном мире.
Как бы женщина внешне ни реагировала на подобное мужское поведение, она втайне всегда уважает его, боится его (такое сочетание не только возможно, но и законо-мерно), и именно эта поведенческая линия мужчины ей импонирует.
"Будуарный" французский писатель Поль де Кок справедливо говорил по этому поводу: "Любовь женщины пропорционально увеличивается с жертвой, которую она при-носит своему любовнику: чем более она ему уступает, тем сильнее она к нему привязыва-ется..."
В отличие от речей Ричарда III и Д.Гуана, от слов Паратова веет не злодейским ду-хом брутальных обольстителей-монстров, а неким душком купеческой хитрости. Хит-рость и расчетливость - вот что несколько снижает впечатление от Паратова, однако это его метод, и мы сейчас попытаемся его понять.
Во-первых, он находится в более выгодном положении, чем Гуан и Глостер. Гло-стера женщина, которую он собирался обольстить, ненавидела, Гуана - просто не знала, Паратова же Лариса продолжает любить. Правда, он ее сильно обидел внезапным отъез-дом и долгим молчанием; к тому же она выходит замуж. Поэтому в начале разговора она очень холодна. Ее холодность к Паратову проявляется особенно сильно, когда она резко отвечает вопросом на вопрос: "А зачем вам знать это?", что на нашем пролетарском диа-лекте означает не что иное, как "не твое дело!"
Вместо того, чтобы оправдываться или стараться перевести разговор в более мир-ное русло, что, безусловно, возбудило бы в Ларисе пафос обвинения, Паратов наступает (совсем иное было с Глостером: его ненавидели, и ему никак нельзя было пускаться в по-лемику, поэтому он разумно игнорировал оскорбления). Паратов упрекает ее в неверно-сти, сравнивая с матерью Гамлета. Причем он совершенно не заботится о том, справедлив его упрек или нет. Главное для него сейчас - вытянуть женщину из раковины отчуждения и холодности. Пожалуй, несправедливый упрек даже предпочтительней: тогда есть шанс, что она взорвется и завяжется спор, который привнесет в беседу эмоции. А в результате эмоционального контакта в ней оживут воспоминания о прошедшей любви. Подчинив-шись навязанной ей тактике, из высокомерной и неприступной Лариса превращается в уязвимую и обороняющуюся. Далее Паратов, будто красная девушка, допытывается у Ла-рисы, любит ли она его, что говорит о его тщеславии, и вот наступает монолог (в данном случае спич), который мы называем "ударным", по смыслу подобный двум ранее выде-ленным нами из Шекспира и Пушкина. Цель монолога - дать женщине почувствовать масштаб говорящего с ней мужчины. Конкретно здесь - размах гордости и самолюбия Паратова: "Уступить вас я могу, я должен по обстоятельствам, но любовь вашу уступить было бы тяжело". "Если б вы предпочли мне кого-нибудь, вы оскорбили бы меня глубоко, и я нелегко бы простил вам это".
Как видим, и у Островского этот прием используется стопроцентно. Ибо молчали-вый гений очень походит на немого дурака. Удивительно, но древние заметили это даже раньше нас: "Скрытая доблесть мало чем отличается от безвестной бездарности" (лат.).
Женщина способна воспринять только то, что гремит, трещит и заявляет о себе. Как это ни неприятно, но многие в истинном смысле скромные мужчины должны, обща-ясь с женщинами, сами говорить о себе, набросивши на плечи тогу нескромности. Совест-ливый человек, утверждал Гюго, подобен евнуху: ему не овладеть фортуной". К счастью, самохвальство Паратова, точнее его фанфаронство, не является для него проблемой, и он совершенно естественно, и не без пользы, продолжает нахваливать себя в дальнейшем: "Помилуйте, за кого вы меня принимаете? Если женщина свободна, тогда другой разговор ... Я, Лариса Дмитриевна, человек с правилами, брак для меня дело священное. Я этого вольнодумства терпеть не могу".
Вскоре он изящным вопросом: "Позвольте узнать: ваш будущий супруг, конечно, обладает многими достоинствами?", совершенно не унижая своего соперника Каранды-шева - жениха Ларисы, наносит по нему чувствительный удар, ибо Карандышев не обла-дал даже немногими достоинствами, и все об этом знали.
Ранее мы говорили, что уничижительное отношение к сопернику за глаза придает Вашим недоброжелательным выпадам оттенок неблагородства. Критика же конкурента в присутствии женщины создает видимость соперничества, которое так лестно для нее и так вредно для нас, мужчин. Но Паратов колет, избегая и того, и другого.
Следующая сцена, где герой Островского применяет комплиментарную тактику поведения, более коротка и динамична. Начинается она шквалом сожалений и упреков Паратова в свой адрес, что льстит самолюбию Ларисы и возбуждает ее любопытство.
Он горько сожалеет о том, что оставил ее так надолго. В одной из реплик он горячо заявляет о себе, как о благородной романтической личности: "Погодите, погодите винить меня! Я еще не совсем опошлился, не совсем огрубел; во мне врожденного торгашества нет; благородные чувства еще шевелятся в душе моей. Еще несколько таких минут, да... еще несколько таких минут... Я брошу все расчеты, и уж никакая сила не вырвет вас у ме-ня, разве вместе с моей жизнью". Как видим, и судовладелец Паратов готов, если чего, расстаться с собственной жизнью! Подобное желание соблазнителя расстаться с жизнью ради любимой женщины, да еще с легкостью, уму непостижимой (Глостер: "Нагую грудь удару открываю, о смерти на коленях я молю", Гуан: "За сладкий миг свиданья безропот-но отдам я жизнь"), является, по-видимому, визитной карточкой людей этого цеха и, без-условно, нектаром для ушей женщины. Мужчина должен быть романтичным и самоот-верженным, как испанский идальго, на родине которого умеют любить и убивать. Об этом же поется в старинной грузинской песне: "Или убей, или дай мне жить!" Короче, должно, словно с Нижних полей по весне, отдавать "Просто Марией".
В этой сцене мы не можем пройти мимо традиционного приема, применяемого серьезным развратником, - это игра ва-банк. Со свойственной людям этой профессии не-ожиданной дерзостью Паратов заявляет Ларисе: "Я завтра уезжаю ... Мы едем всей ком-панией кататься по Волге на катерах - поедемте". Лариса: "Когда же ехать?" Паратов: "Сейчас или никогда". Зачем, казалось бы, ему рисковать? Дело идет на лад: сирота, зата-ив дыхание, слушает его комплименты. Неужели его сообщение о том, что завтра он уез-жает, т.е. сегодня у них последний день, будет способствовать ее желанию? Зачем эта рез-кость: "сейчас или никогда"?
А зачем Глостер сказал леди, которая ненавидела его всеми фибрами, что его место у нее в спальне, после чего получил плевок в лицо? А зачем Гуан сообщил лояльно на-строенной к нему донне, что он убийца ее мужа, после чего она упала в обморок? Зачем дразнить гусей? А затем, что это приближает развязку. Мужчина оглушает женщину, как браконьер рыбу, своей смелостью, не признающей никаких компромиссов. Я уже говорил, что женщина любит силу, а в этом случае ей предлагают прямо подчиниться, принять ус-ловия мужчины, несмотря ни на что. Надрыв страстей, разыгрывающаяся драма под на-званием ''Сладко и больно" разрывает сердце женщины, удовлетворяя ее тяге к театраль-ности. Обаяние силы. Сладко и больно. Боль, испытываемая женщиной во время полового акта, придает еще большую остроту ее ощущениям. Так же и в остальной жизни. Роковой герой повести Тургенева "Первая любовь" бьет хлыстом свою возлюбленную, и она с тре-петом подносит ссадину на руке к своим губам и целует ее.
Закономерным результатом правильного мужского поведения Паратова являются слова Ларисы, обращенные к нему в финале сцены: "Вы - мой повелитель".

<< < [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72/147][73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137] [138] [139] [140] [141] [142] [143] [144] [145] [146] [147] > >>

  



© 2005. PICKUP.IN.UA