PICKUP.IN.UA







ЖЕНЩИНЫ:
Как следует знакомиться,
овладевать и обращаться с ними


В. А. Зарубинский


Один современный психиатр пишет: "У меня был случай, когда двенадцатилетний Игорь внезапно стал убегать из дома без видимых причин. Оказалось, он не мог видеть свою уже не очень молодую, достаточно полную маму, которая внезапно решила стать нудисткой. Мнение сына ее не интересовало, она считала, что он еще маленький. А ребе-нок получил серьезную психологическую травму".
Миф о непорочном зачатии Христа, созданный мужчиной, наиболее ярко выражает мужскую идею отношения к матери. Его мать (т.е. мать любого мужчины) должна быть не только целомудренна, но ему желательно, чтобы, имея его, своего сына, она была бы при этом девственной, тогда ей можно поклоняться.
Такое отношение мужчины к своей матери, вызванное психофизическими свойст-вами мужского индивида, связано с младенческими годами, когда мать для ребенка явля-лась всем. Ее лицо было для него, как солнце, освещающее его улыбкой, и, будто солнце же, ослепляло его и загораживало от него весь мир. В матери заключена идея вечности, которую всю жизнь стремится постигнуть мужчина. Великая уверенность рода - ничто другое - таится в молчании этих существ, перед которыми минутами мужчина чувствует себя ничтожным. В такие минуты мир и спокойствие охватывают все его существо, глу-бокая и великая тоска умолкает в нем, и на мгновение может показаться, что женщина связала его с глубочайшими тайнами мира. Тогда он становится ребенком. Но все это только на мгновение, ибо мать - охранительница рода - плавает у берегов своего рода, не в силах вырваться из его притяжения, мужчина же плавает далеко в открытом море. Он не желает раствориться, как мать, в бесконечности рода, он вырывается из него и возвышает-ся над ним. Так мужчина движет прогресс.
Величие материнства - чисто мужская идея. Мать растит тело ребенка, но не душу. Душу ребенка может растить отец, духовный наставник, учитель, книга, он сам. Мать вкладывает в сознание ребенка обычаи его рода, предания, практически то, чего человече-ство достигло уже раннее.
Из этого мы можем сделать вывод, что "видение" духовности в женщине (а осо-бенно в матери) - это перенесение мужских качеств на существа, притягивающие мужчи-ну к себе природным зовом.

Коснемся такой глубоко присущей женщинам черты, как сводничество. Говорить о сводничестве среди мужчин вообще не представляется возможным, т.к. мужчины этим не занимаются (к сватовству сводничество не имеет никакого отношения). Почему именно на сводничестве мы должны сосредоточить наш интерес? Да потому, что, поняв, зачем жен-щина сводничает, мы приблизимся к глубочайшему постижению природы женщины.
Сводничество - это покровительство в сведении двух людей, которые в состоянии вступить в половые отношения между собой в форме брака или иначе. Это стремление создать известные отношения между двумя людьми проявляется в женщине с самого ран-него детства: уже маленькая девочка охотно оказывает посреднические услуги поклонни-кам своих старших сестер. Эта склонность к сводничеству не покидает женщину весь пе-риод времени между половым созреванием и свадьбой, хотя в наивысшей степени она проявляется тогда, когда женщина как отдельный индивидуум уже обеспечила себя заму-жеством. Страсть к сводничеству у старух, которым уже не приходится заботиться о соб-ственном половом удовлетворении, настолько хорошо известна всем, что старую женщи-ну вообще называют типичной сводницей (не всегда справедливо).
Сводницы стараются заставить вступить в брак не только женщин, но и мужчин. Многие матери проявляют особенную настойчивость и изобретательность в стремлении поженить своих сыновей и при этом совершенно не считаются с их индивидуальными особенностями: им просто хочется видеть своих сыновей женатыми, Глупцы и в этом стремлении видят нечто высшее, свойственное материнской любви. Однако, несмотря на все возможные предположения о причинах этого явления, мы считаем, что сильнейшим побудительным мотивом к сводничеству служит отвращение к холостой жизни мужчины.
Никак не из логических и только отчасти из материальных соображений возникают те бесконечные старания, которые женщина проявляет, чтобы выдать замуж своих доче-рей: она повинуется какому-то инстинктивному, скрытому в ее природе влечению. Боль-шинство женщин на упрек в сводничестве ответят, что на них лежит обязанность заранее подумать о будущности их дорогих детей.
"Среди множества недостатков нашей смертной природы есть и такой: ослепление ума - не только неизбежность заблуждений, но и любовь к ошибкам!". Но "... разница в ошибке между мужчиной и женщиной такая, - говорит тургеневский Пигасов, - мужчина может сказать, что дважды два - пять или три с половиной, а женщина скажет, что дваж-ды два - стеариновая свечка". "Событие зрит и безумный", - словно высек на родосском мраморе Гомер. Но, к сожалению, его "не зрит" женщина.
Поэтому на предыдущее возможное возражение мы ответим так: мать выдает свою собственную дочь замуж так же, как помогает устраивать брак какой-нибудь посторонней девушки, когда эта задача уже решена в ее семье; как тут, так и там - сводничество, и пер-вое ничем не отличается от второго. Мы утверждаем, что нет ни одной матери, которой было бы неприятно, когда какой-нибудь посторонний мужчина добивается обладания ее дочерью и соблазняет ее, даже если делает это с низкими намерениями и недостойными целями. Настоящий же мужчина с отвращением относится к сводничеству и даже в том случае, когда дело касается вопроса о будущем его дочери, отношение свое не меняет, хо-тя он и хотел бы видеть ее хорошо пристроенной. Да и зачем ему, если его жена с таким удовольствием сама рвется в бой, послушная своей природе.
Сводничество пронизывает сущность женщины более глубоко и серьезно, чем это можно было бы предполагать на основании приведенных выше примеров. Я хочу напом-нить, что миллионы женщин сидят перед телевизорами и смотрят "Просто Марию", "Ди-кую Розу", "Санта-Барбару" и прочую дичь, которая интернациональна потому, что все женщины планеты слишком похожи друг на друга и все в душе являются сводницами. Представьте себе картину: полмира сидит перед телеэкранами, дрожит подбородками, це-дит слезы в напряженном ожидании, "добудут" ли влюбленные друг друга и как именно они этого достигнут. Это не что иное, как сводничество, желание, чтобы мужчина и жен-щина, во что бы то ни стало, сошлись.
Любой женщине (т.к. любая из них - сводница) противнее всего холостое состоя-ние мужчины, поэтому она и старается непременно женить его. Исходя из вышесказанно-го, можно заметить, что в сводничестве заключена сущность женщины, выражающаяся в деятельности в интересах полового акта вообще. Женщины несут в себе миссию служения идее физического общения.
Сама идея полового акта, столь откровенно проявившаяся в сводничестве, отража-ется еще, словно в зеркале, в такой женской черте, как кокетство.

Что такое кокетство? Его сущность заключается в том, что оно рисует мужчине об-ладание женщиной уже в виде свершившегося акта, чтобы резким контрастом с действи-тельностью (ибо этого обладания еще нет) толкнуть его на совершение акта. Значение ко-кетства еще в том, что женщина, кокетничая, так удовлетворяет своему желанию полового акта, переживая его разжиганием страсти в мужчине. Таким образом, она доставляет себе наслаждение в любое время и с любым мужчиной.
Кокетство, как мы видим, является средством вызвать мужчину на активное поло-вое нападение, усилить или ослабить (по женскому усмотрению) энергию этого нападе-ния, вызывая у мужчины слова, взгляды, которые приятно щекочут женщину. Или же дей-ствия, приводящие к так называемому изнасилованию, о котором в мягкой форме женщи-ны иногда мечтают.
Сам факт, что женщина испытывает удовольствие уже потому, что на нее смотрит любой мужчина, не говорит, конечно, о том, что ей все равно, какой мужчина перед ней. Естественно, она ждет лучшего. Но женщина умудряется кокетничать даже наедине с со-бой, когда, красуясь перед зеркалом, она воображает, что на нее глядят (чем больше муж-чин, тем радостнее для ее тщеславия). Она умудряется кокетничать даже перед неодушев-ленными предметами - деревом, ручьем. Таким образом, кокетничая, женщина испытыва-ет то же самое, что и занимаясь сводничеством, но и то, и другое совершается почти бес-сознательно.

Мы отрицаем в женщине любовь к истине, но знаем, что есть такие женщины, ко-торые стараются избегать лжи, утверждаем, что им чуждо сознание вины, хотя существу-ют женщины, способные жестоко упрекать себя даже из-за пустяков, говорим, что жен-щина бесстыдна, но знаем воистину скромных и стыдливых женщин. Мы твердим, что женщина мало способна к размышлению и самонаблюдению, но знаем, что полно жен-щин, ведущих дневники (больше чем мужчин), и, так сказать, "самонаблюдающихся". "Что за недобросовестность утверждений?!" - воскликнет читатель.
В этих антиномиях нет внутреннего конфликта. Все это объяснимо: в основе этих явлений, вызывающих двусмысленное толкование, лежит все та же природа женщины, на которую мы везде указываем.

<< < [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137] [138] [139] [140] [141] [142/147][143] [144] [145] [146] [147] > >>

  



© 2005. PICKUP.IN.UA