PICKUP.IN.UA







ЖЕНЩИНЫ:
Как следует знакомиться,
овладевать и обращаться с ними


В. А. Зарубинский


Уже при взгляде на нее бросаются в глаза меньший рост (по сравнению с мужчи-ной), особенности фигуры и особенности лица. Фигура узкоплечая, широкобедрая с более полными и короткими ногами, с маленькими кистями и ступнями, практически безволо-сым телом и обилием на нем жировой ткани. Лицо с мягким расплывчатым выражением также практически лишено волос, щеки более округлые, глаза большие, черты лица мель-че, чем у мужчин, голова меньших размеров, волосяной покров головы значительней и гуще, голос же выше и тоньше мужского. Таков общий физиологический портрет женщи-ны.
Сразу следует оговориться, что мы имеем в виду обычную женщину, которая мо-ментально встает перед нашими глазами, как только мы подумаем о ней. Такой тип возни-кал в воображении многих поколений мужчин, пока экраны телевизоров последних деся-тилетий не заполнились показом современных мод, шоу с анемичными топ-моделями и маргинальными певицами, едва балансирующими на грани нормы. Сейчас с изумлением взгляд наталкивается на почти диаметрально противоположное. Очень высокий рост, до-ходящий до двух метров, длинное селедочно-вытянутое тело (столь удобное для изучения особенностей женского скелета в медицинских заведениях), тонкие костлявые ноги часто самой ужасной причудливой формы с подагрическими коленями, плоская ребристая грудь, впалый живот. Лицо худое с ввалившимися щеками, выступающими скулами и окаменевшим, как у индейского истукана, выражением надменного лица. Даже длинные волосы - важный вторичный половой женский признак - превратились в короткую хими-ческую стрижку, свирепым своим чубом напоминающую нахальную физию парижского гамена Гавроша.
Что се? Это тоже женщина. Современная "элитарная", как они сами любят о себе говорить, женщина - модель для подражания остальных представительниц этого, мягко говоря, склонного к подражательству пола.
Автору несколько раз доводилось бывать на шоу с волнительными названиями "Мисс-бюст" и "Мисс-ноги". Совершенно не оспаривая идеи создания таких мероприятий, а напротив, одобряя её, тем не менее, я с удивлением обнаруживал, что в финал после от-борочных туров выходят всегда самые безгрудые и самые "безногие" конкурсантки, хотя из двух-трех десятков начинающих девушек было, по крайней мере, пять, у кого присут-ствовало и то, и другое, на худой конец: или то, или другое. В результате прохождения туров оставались три финалистки с почти полным отсутствием вторичных половых при-знаков (за исключением разве волос и каблуков) и, наконец, избиралась победительница, которая из всех была самая "никакая". "Такой теперь вкус", - твердят женщины, и полные, и стройные, а им вторят элегантные толстые бизнесмены. Возможно. Но, чтобы понять этот феномен, давайте бросим беглый взгляд на жюри.
В основном там заседают мужчины - люди искусства, литературы, кутюрье, виза-жисты, геи. Достаточно присмотреться, когда они встают перед началом конкурса для приветствия, дабы убедиться, что, как правило, все они толстоваты, низкорослы, страдают под малиновыми пиджаками гинекомастией, округлы лицом, телом, или же напротив - хрупки и женственны, у некоторых высокие голоса, хотя это не обязательно.
Т.е. в их внешности проступают некоторые особенности женского физиологиче-ского типа. Возможно, по принципу полового дополнения, который, бесспорно, влияет на взаимопритяжение партнеров и возникновение симпатий при установлении половых свя-зей, им должны нравиться женщины более похожие на мужчин, чем обычная женщина, т.к. сами они меньше похожи на мужчин, чем обычный мужчина. Вообще же в природе стопроцентный мужчина не встречается, как и стопроцентная женщина. Значит, мужчи-нами мы считаем тех, в ком процент содержания мужского больше, чем женского, а жен-щинами - наоборот.
В дальнейшем же, говоря "женщина", мы будем подразумевать стопроцентную женщину, а говоря "мужчина" - стопроцентного мужчину как носителей признаков муж-ского и женского, потому что невозможно описать все многообразие типов людей, в кото-рых мужское и женское перемешано в самых причудливых пропорциях, ибо человек по своей природе бисексуален.
Продолжим. Внешность женщины даже при незначительном абстрагировании очень напоминает внешность ребенка: отсутствие волос на теле, ямочки на руках, ногах, слабое развитие мускулатуры, большие глаза, высокий голос, узкие плечи, полные бедра, нежная кожа. Но не только внешность: сильная эмоциональность, повышенная слезли-вость, физическая слабость, неустойчивость настроения, чрезмерная пугливость, боязнь всего нового и неожиданного, чрезвычайная приспособляемость к любым условиям, а также тот факт, что женщина может сутками напролет сидеть и сюсюкать с маленьким ребенком, проводя с ним столько времени, что любой самый инфантильный мужчина на ее месте впал бы в отчаяние, - все эти факты невольно приводят к выводу, что женщина очень похожа на ребенка. Это дало основание Шопенгауэру утверждать, что женщина яв-ляется как бы мостом между ребенком и мужчиной, столь разительно и внешне, и внут-ренне не похожем на ребенка. Трудно сказать, подтверждает ли эту аналогию одинаковая манера одеваться у женщин и маленьких детей (если, конечно, упоминая малышей, можно говорить о манере одеваться), но разительная тождественность кружевных трусиков, рас-пашонок, ползунков, похожих на женские колготки, мириады пуговичек, бретелек, всякие леггинсы, чулочки, беретики, туфельки, бантики и т.д. наводят на мысль о курице и яйце.
Что здесь первично? Женщины ли одевают так своих маленьких детей по своему усмотрению или же мужчины подтолкнули их своими сексуальными пристрастиями к ко-пированию детской одежды?
Мужчина видит в женщине какое-то отдаленное свое подобие, нечто слабое и фи-зически, и духовно, нуждающееся в снисхождении, опеке и защите, как ребенок. И общий этот странный дух неопределенности, незнания, что же все-таки собой представляет дан-ный предмет, являет перед мужским взором затуманенное расплывчатое изображение ка-кого-то "ребенка-человека" - женщину, и поэтому подобная вычурность, "кружеватость" и "детскость" женской одежды соответствует мужскому отношению к ней и нравится ему.

Попытаемся понять женщину, идя от внешнего к внутреннему. Для этого предста-вим себе на телеэкране двух дикторов, имяреков, мужчину и женщину. При первом же взгляде на экран легко заметить, что женщина-диктор ведет себя иначе, чем мужчина. О дикторе-мужчине можно сказать коротко: он в строгом костюме, при галстуке, держит бумажку, читает или говорит, смотрит на нас спокойно, прямо в глаза. Раньше на этом ис-черпывалось все впечатление о мужчине-дикторе. Теперь, в связи с гласностью, он забав-ляет нас собственными комментариями по любому поводу или без такового и особенно теплыми пожеланиями вроде: "...Мир вашему дому, счастья в семье, любви, исполнения всего того, что вы желаете себе ..." и прочими находками. Я забыл добавить, что держится диктор мужского пола ровно.
Взглянем на женщину той же профессии. Во-первых, она, точно курица, беспре-станно трясет макитрой, во-вторых, постоянно по-разному одета: блузки, пиджачки, ко-сыночки на плечах сменяются платками, кольца и перстни на пальцах - цепочками на шее, калейдоскоп причесок, расцветок этих самых причесок (я не говорю о цвете волос, а о расцветках, т.к. разные части головы красятся в разные тона). Теперь посмотрим, как она держится. Она или улыбается накрашенными губами, или все время полуулыбается, крыльями вскидывает фальшивые ресницы, поминутно приподымает выщипанные брови, некоторые то и дело произносят по-английски "сыр"(cheese), как их учили или как они се-бя сами учили, подражая американским сестрам по полу, т.е. широко открывает все зубы, кроме зубов мудрости. А ведь в эфире - строгая информационная программа, где убийст-ва сменяются землетрясениями, а землетрясения - половыми преступлениями, на экране мелькают войны, трупы, калеки, кого-то то и дело хоронят или отпевают.
Что же так радует женщину-диктора? Да ничего. Ее в данном случае ничего не ра-дует и ничего не огорчает, кроме одной серьезной проблемы: как она смотрится на экране и хороша ли она сегодня. Этим и только этим озабочена с виду солидная матрона в дан-ный момент. Сам смысл наговариваемых текстов ее ни капли не волнует. Если женщина-диктор сегодня не хороша, она бесцветно проговаривает текст, меньше кокетничает, на-тужно улыбается, т.е. с трудом пытается взять себя в руки, чего ей почти никогда не уда-ется. Даже сообщение о том, что "Эсти Лаудер" подарила московским женщинам новый роскошный парфюмерный магазин с "умеренными ценами", она произносит вяло. Я вспо-минаю, как была деморализована моя учительница математики, женщина 45-ти лет, у ко-торой на лице выскочил прыщ. Она весь урок смотрела на него в зеркальце, трогала паль-цем и до того расстроилась, что неправильно вынесла за скобки какую-то алгебраическую дрянь.
Зато, если диктор сегодня хороша, она много и умело кокетничает, поминутно го-ворит "сыр" и с упоением и очаровательной улыбкой комментирует репортаж о землетря-сении, в котором погибло несколько сот человек. Когда же она пожелает сказать нам что-нибудь приятное типа "счастья семье, здоровья детям, дружбу народам" можно, слегка покраснев за нее, смело наливать в суровый граненый стакан горькую заварку и пить чай без сахара, настолько сладким он вам покажется от ее приторно-фальшивых речей и улы-бок.
Рассуждает женщина-диктор гораздо охотнее и чаще, чем это хотелось бы зрителю: очевидно, ей всегда есть, что сказать. Голова мужчины-диктора почти неподвижна, голова женщины постоянно в движении, что отражает ее повышенную эмоциональность и не-сдержанность. Итак, мы видим, что женщина, говоря о политике, мысленно находится вне ее уже только потому, что ею не интересуется. Дальше мы покажем, что у нее нет серьез-ного интереса ни к чему, что выходит за рамки ее персоны. Более того: так называемым внутренним миром, т.е. собственной психологией, она столь же мало интересуется.

Именно мужчины сформулировали основные постулаты этой психологии, и имен-но они наивно распространяют их на женский пол, который, по их мнению, "несколько отличается от мужского". Между тем, мужская и женская психологии - это две парал-лельные прямые. Поэтому взваливать богатство и сложность мужской внутренней жизни на неподготовленные хрупкие плечи женщины, есть величайшая ошибка многих, в том числе и гениальных представителей мужского пола. Имя заблуждающимся - легион.
Последствия же этой традиционной ошибки сокрушительны, ибо, отождествляя свое миропонимание с женским, мужчины всю жизнь страдают от этих "загадочных" су-ществ, т.к. ждут, вполне логично, адекватных реакций с их стороны, чего нет и в помине. Не до конца понимая женщину, мужчина сам питает миф о ее непознаваемости, загадоч-ности, а женщины, красуясь, повторяют этот
Не секрет, что женщины любят краситься и модно одеваться. Одни из них объяс-няют так: "Мы это делаем для себя". Некоторые уточняют, что стараются не для мужчин, а в основном для женщин (дескать, женщина одевается для женщин, а раздевается для мужчин). Еще одни говорят: "А что, мужчины не любят красиво одеваться?"
Рассмотрим каждое из приведенных высказываний. Безусловно, что потребность носить украшения, раскрашивать собственное тело была заложена в человеке с первобыт-ных времен. Но у мужчин раскраска несла ритуальную и военную функции, у женщин же эстетическую. В настоящий момент цивилизованный мужчина не красит лицо, не носит украшения на теле (кроме обручального кольца или перстня), не маникюрит, не педикю-рит ногти, не придает такого огромного, поистине всеобъемлющего значения туалетам, как это делает женщина.
Современная женщина, несмотря на огромный путь, который прошло человечество от пещерности до цивилизации, продолжает изощряться в искусстве украшения и одева-ния собственного тела. Какую же роль играет украшательство в жизни нашей современ-ницы? Первое, что обращает на себя внимание, - это следующее: женщина наряжается, красится и душится затем, чтобы привлечь к себе мужчину. Не станем это оспаривать. Но если это только так, то почему женщины продолжают усиленно заниматься собственной внешностью, когда находятся в местах заключения, и, кроме женщин, их никто не окру-жает: даже охранники - и те женщины? "Для того чтобы хорошо выглядеть", - сказала бы женщина. К тому же в женских тюрьмах процветают гомосексуальные связи, существуют так называемые "коблы", выполняющие мужские функции. Уголовницы шутят, что от "кобла" супоросой не станешь. Но почему женщина продолжает наводить макияж, когда она находится в камере-одиночке, в отдельной больничной палате, просто в своей одино-кой квартире, т.е. когда ее никто не видит?

<< < [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137/147][138] [139] [140] [141] [142] [143] [144] [145] [146] [147] > >>

  



© 2005. PICKUP.IN.UA